CarDesign.ru

Форумы на Cardesign.ru

Привет, Гость!
AddThis Social Bookmark Button

Список форумов » Дискуссии » Общение » книги по пром-дизайну, and other stuff!

Тема: книги по пром-дизайну, and other stuff!
rocknroll
  • Сообщений: 392
01 March 2014 18:23
Фильм «Почему мы ездим на мотоциклах» (Why We Ride) – история о людях с желанием мечтать, открывать и исследовать. Искать жизнь вне рядовой повседневности и разделять такие моменты вместе с друзьями. Это история о путешествии, а не о пункте назначения.

Мотоциклы – основные вехи жизни этих людей. От сбывшейся мечты ребенка к пенсионеру, вырвавшемуся на свободу. Это история о страсти мотогонщиков и душах их машин. Ваши чувства обострятся, сердце станет биться быстрее, ваш разум станет уносить вас вперед. Как только мотоцикл войдет в вашу жизнь, уверяют авторы фильма «Почему мы ездим на мотоциклах», это изменит вас навсегда.
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 406x600
rocknroll
  • Сообщений: 392
02 March 2014 20:48
Визуальная политика: эскалация дизайна и эскалация власти

Сфера «креативных интересов» дизайнеров чрезвычайно обширна и затрагивает самые разные аспекты современной культуры. Поиски вдохновения, потребность в расширении коммуникации выводят дизайнера в самые неожиданные сферы коммуникативного и личного опыта. Дизайн играет ключевую роль в современной семиосфере, но политикой до сих пор практически не был востребован.

Тем не менее, современная политика требует все больше перцептуальных вложений для обоснования своего права на власть. Пластическая хирургия и имиджи заменяют старые символы и знаки отличия в высших слоях общества. Так происходит «сексуализация»1) современной политики, процесс, означающий, по Бодрийяру, что критерием выбора политика становятся не его умственные способности или личные качества, а внешний вид. Это означает, что политикам не обойтись без дизайнеров, которые прочнее всех интегрированы в современные знаковые и человеческие коммуникации. Впрочем, вследствие традиции модернизма нам еще отводится подчиненная роль.

Возможно, политическим лидерам стоит задуматься и начать разрабатывать государственные фирменные стили не только в виде формы для спортсменов к очередным олимпийским играм или временных декораций к праздникам; возможно, стоит научиться доверять дизайнерам?

Современная экономика и система отношений строятся все более по сетевому принципу, и это также означает, что для создания интерфейсов этих глобальных сетей также нужны дизайнеры. При условии, что дизайн сам осознает себя активной силой.

Как бы нам того ни хотелось, но в будущем дизайну уже не удастся повторить успех модернизма и его функционалистского дискурса 2).

Модернизм никогда не позволял себе свободного и самостоятельного обращения в системе — наоборот, теоретики модернизма всегда желали видеть дизайн под флагом какой-нибудь всемирной организации, например ООН, о чем, в числе прочих, так мечтает Виктор Папанек 3).

Происходящие глобальные процессы радикальной трансформации социальной, политической и экзистенциальной картины мира не оставляют места для компромиссов.

Эти изменения все отчетливее, и вместе с ними все ожесточеннее борьба за лидерство — или, если быть более откровенным, за достойную культурную смерть в грядущей коммуникации. Эти трансформации могут изменить саму сущность власти и дизайна.

Оранжевая революция — урок для всего визуального искусства, наглядно иллюстрирующий, какую роль оно приобретает сегодня.

Оранжевый цвет стал удачным элементом всего фирменного стиля политического движения благодаря своей дизайн-насыщенности.

С точки зрения визуальной политики, постмодернизм не является тотальным стилем — это, скорее, состояние, а вернее, плацдарм для перегруппировки и культурного наступления...

Старые символы власти в состоянии постиндустриального общества, постистории, постмодернизма и постнеклассической культуры — в этом отнюдь не случайном сочетании и ситуации — функционируют наравне с любыми другими образами и знаками. Их привилегии утрачены, грань между «высоким» и «низким» стирается не только в культуре и искусстве. Старым знакам все больше не на кого и не на что опираться — ни на элитарное, ни на массовое... Симулякры «создаются» сверху.

Без модернизации старые символы не смогут продолжать существование и развитие в меняющейся реальности. Вне нового визуального дискурса государственные знаки обречены на растрату знаковой стоимости — её не спасут даже значения, которые мы в эти знаки вкладываем. Проникновение и переосмысление в значение, разрушающие его иерархическую оболочку, означают, что культурная революция выходит из замкнутого цикла творческой эволюции и меняет власть.

Оранжевая революция — пример, пусть и вульгарной, визуальной политики, которая впервые была использована не только в качестве приложения к грамматической доктрине, но от количественного заполнения риторических пустот (красная революция) сумела создать мощную многомерную визуальную трансгрессию, сознательно противопоставленную официальным знакам.

Знак — это не только апогей товара, это и апогей власти, поэтому расширение программы фирменного стиля, как и закономерное расширение дизайна, означает наступление исторической и экзистенциальной революции во всех сферах, связанных в единую коммуникацию. Сегодня мы являемся свидетелями исхода фирменного стиля за границы модернизма.

От представителей левой мысли типа Герберта Маркузе до антиглобалистов наподобие Наоми Кляйн можно проследить вектор динамики недовольства Системой, эволюционирующий от социального к перцептуальному. Эпохальное перерождение «металлургического общества» в «семиургическое»4) означает конец политики в ее классическом виде.

Символы, образы, знаки власти должны стать любимыми объектами дизайна, чтобы появилась возможность проводить визуальную политику и быть способным противостоять любым коммуникативным вызовам современной истории.

Человека уже нельзя заставить «слушать власть», его можно только вовлечь в визуальный акт «потребления» власти. Власть должна быть визуально транспарентной.

Но все-таки, почему современная система, несмотря на явные внутренние противоречия, — устойчива? Отчасти ее стабилизирует корпоративный сектор, который активно осваивает культуру (и тут подозрения антиглобалистов в целом оказываются верными). Потенциальный взрыв недовольства смягчается, например, периодическим редизайном знаков, стилей и интерфейсов. Редизайн как факт модернизации, интерпретации знака, своеобразной игры снимает раздражение от его бесконечной власти. Такой знак уже не статичен и не замкнут в самом себе, при этом вполне сохраняет преемственность, респектабельность и контроль.

Дизайн становится частью политики. Государства будущего станут использовать дизайн не только для решения внутренних производственных и экономических задач, но прежде всего в качестве внешней защиты, как основу национальной и государственной идентичности и безопасности.

Дизайн, таким образом, вовлекается в Историю! А это означает расширение дизайна до уровня человеческой, субъективной коммуникации, провоцирующее новый мгновенный и неизбежный вызов, решить который невозможно, не пройдя кризис роста...

Такая перспектива кажется преждевременной? Благонадежному дизайнеру нельзя даже помышлять о подобном?

Стоит ли питать иллюзии о том, что старые институты дизайна сохранятся в прежнем виде?

Но дизайн уже стал производительной силой экономики и вторгся в жизнь на всех уровнях... Вещи и информация циркулируют (как прямая коммуникация и меновая стоимость) благодаря дизайну, и все чаще только благодаря дизайну (мир потребления). Даже внутренние противоречия дизайна, его семиотической функциональной модели не способны остановить эту динамику.

Сила воздействия дизайна заставляет использовать его не только в качестве одноразового политического проекта, но осознать его прежде всего как состояние новой реальности и базовых принципов ее существования. Так дизайн расшифровывает политику.

В эпоху постмодернизма дизайн становится той действенной силой реальности, о которой втайне мечтала вся эстетическая мысль на всем протяжении истории искусства.

В борьбе за имидж и визуальное представление государство вынуждено будет опираться на новое визуальное искусство. Чтобы существовать, современные политические и государственные режимы должны отказаться от модернизма и традиционного искусства во имя новой визуальной культуры.

То, что произошло в корпоративном секторе, а именно невозможность функционирования вне визуального фирменного стиля и дизайна, происходит теперь с целыми континентами.

Это свидетельствует о зрелости нашей визуальной культуры, но ничего не говорит о готовности к такому гиперскачку...

Угроза оранжевой революции актуальна для всех стран, где не будет проводиться эффективной и ясной визуальной и культурной политики и модернизации.

Почему подобная модель не применялась на мировом и особенно постсоветском пространстве до 2004 года, хотя ресурсы политических движений позволяют использовать самый широкий спектр креативной, аналитической и дизайнерской мысли? Потому, что политики до сих пор рассматривают визуальный стиль своих партий как нагрузку к политическому процессу, которую они охотно бы скинули, придя к власти. Они не осознают визуальный стиль в качестве программы и технологии истории…

Конечно, государственные знаки украинской государственности были относительно легким материалом для визуальной революции, так как уже были нестабильны в историческом и семантическом отношении. Но оранжевая визуальная революция вскрыла механизм и саму возможность визуальной политики.

Визуальное вовлечение в знаки власти вызывает у власти страх, потому что визуальная транскрипция знака означает и возможность его свободной интерпретации. Логоцентрическая модель стремится быть неподвижной, приобретая качества морали и структуру императива поведения.

Но подобная модель была эффективна в условиях, когда сакральность символов власти была неоспорима и естественна. В условиях десакрализации и демократизации власти (даже внешней — что только усиливает процесс необратимости) сложившиеся установки перестают действовать.

Государственная универсальная визуальная стратегия сегодня в принципе мало чем отличается от средневековой. Основой идентификации власти — ее визуальными маркерами и кодами — служат те же системы и фигуры, которые вряд ли бы вызывали принципиальное затруднение в декодировании у владык прошлого и их подданных. Образы и символы государственной власти основаны на вербальной системе ценностей.

Но от глубокого онтологического символизма осталась лишь иерархичность и шум вторичных означаемых, копий знаков, знаков знаков или знаков символов… Такая система заботится больше о статусе, чем об образе.

Качество графики феодальных (или региональных) гербов не имеет для них особого значения и не может иметь сколько-нибудь серьезных для них последствий. Государственные знаки, знаки отличия никогда еще не сталкивались с возможностью визуальной катастрофы.

Знаки власти — государственный герб, эмблемы министерств, региональные знаки, национальные цвета — приводятся к ситуации, когда их нельзя истолковывать, интерпретировать, свободно использовать... Старые знаки боятся кодирования, хотя сами они уже давно декодированы и десакрализированы. Власть пытается сделать их застывшими значениями. Такова ее психологическая установка на достоверность знака, а вернее, его суперобъективность.

Стратегия уклонения или игнорирования визуального вызова, характерная для психологии вербального человека, обрекала государственный имидж на коммуникативное бесчувствие и политическую слепоту.

Само понятие «официального» принуждает к грамматической сухости и линейности, отчуждает государственные символы от семиосферы и реального перцепта 5).

Государственные знаки без визуальной модернизации будут вызывать отторжение и пассивность. И эта негативная тенденция только усилится с развитием новейшей визуальной и знаковой среды. Иными словами, ни автократия, ни демократия не могут противостоять революции семиосферы старыми средствами.

Феномен современной власти, как и феномен борьбы за нее, определяется глобальными социальными и коммуникативными изменениями: новые методы политической борьбы — не только лишь обновление технологий: они исходят из самой сердцевины формирующейся эпистемы. Как замечают новейшие нетократы: «Когда аристократия передала эстафету реальной власти в руки буржуазии, формально это выглядело как положительный переход от абсолютной монархии к парламентской системе прямых выборов. При этом никогда не происходит непосредственной исторической встречи "низших" классов двух парадигм, прежней и новой. Отчасти потому, что из прежнего, порабощенного, класса формируется новый, господствующий, отчасти потому, что у них нет точек соприкосновения, так как они никоим образом не вступают в конфликт друг с другом! Все указывает на схожесть этих явлений и при переходе от капитализма к информационному обществу»6).

Но, возможно, этой мягкой эстафете приходит конец? Старые знаки нельзя сохранить в прежнем качестве. Перелом слишком глубок, и открытой культурной конфронтации избежать не получится? И новый вызов следует ожидать не из социальной или экономической сферы, а из области визуального восприятия?

Прямое противостояние знаковых систем, моделей и матриц определяет реальность. Визуальная революция в культурном и коммуникативном отношении имеет намного более важное значение, чем ее детали и подробности, которые скоро будут забыты.

И хотя визуальную этимологию оранжевой революции большинство политтехнологов и аналитиков определят как звездно-полосатую, для нас важен сам культурный механизм коммуникативного воздействия на людей, получивших мощнейший визуальный импульс и ответивших фанатичной преданностью оранжевому представлению.

Когда власть начинает отстраняться от действительности, пребывая в нарциссическом трансе от собственной респектабельности и привилегий, она теряет контроль над ситуацией и интерфейсом. Происходит крайне опасное и взрывное расслоение политических, социальных и экзистенциальных матриц реальности. Попытка же семантически — насильственно — преодолеть такое расслоение и отчуждение приводит к недоверию и краху...

Теперь новые и старые знаковые системы сошлись лицом к лицу; мировые войны закончились, в условиях гиперреальности возможны только гладиаторские представления...

Украина была достаточно легким полигоном для испытания визуальной трансгрессии в действии: знаки украинской государственности были нестабильны. Но надеяться на одну историческую устойчивость и семантическую стабильность было бы ошибочно. Это означает непонимание механизмов и силовых полей современной коммуникации — и исторической ситуации, — в котором оказалось постиндустриальное общество в постистории.!
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 300x415
rocknroll
  • Сообщений: 392
04 March 2014 07:41
Морихей Уэсиба "Искусство Мира"

Мир всегда будет изменяться, но битвы и войны могут уничтожить нас всех до единого. Сейчас нам нужны техники согласия, а не техники спора. Сейчас требуется Искусство Мира, а не Искусство Войны.
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 850x567
rocknroll
  • Сообщений: 392
06 March 2014 23:59
Искусство и Путь по-японски: 45 дорог к медитации и красоте.
Х.И. Дейви. Феникс, Ростов-на-Дону, 2005г.

Икебана и чай, каратэ и каллиграфия — все традиционные японские искусства и практики имеют общие идеалы и техники, которые помогают достичь одной цели: безмятежности, гармонии сознания и тела, осознанности и чувства взаимосвязи с природой. В духе "Дзен и Японская Культура" Д.Т.Сузуки, провокационный текст Х.И.Дейви лаконично описывает 45 концепций японского Пути, необходимых для обычной жизни, начиная с эстетики красоты "ваби" и "неподвижного сознания" до "уважения" и "покоя в движении" с объяснением их даосских и японских корней. Практические примеры и легко выполнимые упражнения показывают, как ввести Путь в вашу повседневную жизнь, медитацию и личную систему ценностей.

«Люди, далекие от японского искусства и новички считают, что искусство идет от тела. Они считают, что мастерское владение кистью для каллиграфии или традиционным мечём, в основном, зависит от правильных движений руки. Те же, кто посвятил достаточно времени практике своего искусства, прекрасно знают, что сознание рисует на холсте, выражая себя через движения, и именно оно режет зачастую даже сильнее, чем самый острый меч. Другими словами, ни меч, ни кисть не могут сделать ни единственного движения, если только сознание не сделает его первым».

«Кандзи, или китайские иероглифы, превзошли свое чисто утилитарное предназначение и в наши дни зачастую выполняют роль захватывающего изобразительного искусства. Шодо позволяет динамическому движению духа художника проявить себя в форме черных чернил на белом холсте. Многие последователи этого искусства искренне верят, что “видимый ритм” японской каллиграфии представляет собой картину сознания», а практикующие каллиграфию признают, что это искусство обнажает душу, раскрывает подлинное внутреннее состояние практикующего. Все это очень ёмко выражается в следующем высказывании: «Кокоро тадашикераба сунавачи фуде тадаший» – «Если сознание правильно, движение кисти будет правильным».
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 300x398
rocknroll
  • Сообщений: 392
16 March 2014 00:34
Татьяна Черниговская — Повелитель интеллекта.
www.youtube.com/watch?v=i2mUicJeGq0

Что является критерием ума -— образование, эрудиция, хорошая память? Может ли человек быть умным и глупым одновременно? В чем разница между умом и мудростью? Как влияет степень развития интеллекта на способность человека изменять свою жизнь к лучшему?

Кого мы называем "умниками" и "умницами"? Как правило, людей образованных, начитанных, с широким кругозором, чей уровень интеллекта по IQ-тесту очень высок. Для доктора биологических наук, профессора Татьяны Черниговской все эти показатели отнюдь не главные. Исследования, которые проводит она в области нейронауки, психолингвистики и теории сознания, доказывают, что ум, интеллект, мудрость -— совершенно разные, зачастую не связанные друг с другом понятия. И никакие тесты, даже самые современные, не способны дать объективную оценку потенциальных возможностей человеческого мозга.

В этом познавательном фильме пойдет речь о языке сознания, о том, как с помощью науки достичь взаимопонимания между представителями разных народностей в рамках "государства одной семьи". Как влияют накопленные нами знания на нашу судьбу? Что такое система зеркальных нейронов? Кто кем командует -— мы мозгом или он нами? Можно ли создать искусственный мозг? Чем опасны компьютерные игры? Посмотрев этот фильм, зритель получит много достоверной, полезной и интересной информации, которая поможет кардинально изменить свою жизнь к лучшему.
...............................................................................................................................................................................................................................
Покажем зеркало природе...
Профессор Татьяна Черниговская о проблемах мышления.

Программа представляет собрание загадок и парадоксов, которые открылись человеку в последние десятилетия, благодаря быстрому развитию всех отраслей знания. Оказывается, птицы могут решать сложные математические задачи. Мыши вспоминают то, что делали, но почему-то в обратном порядке. Слоны знают, что такое смерть (животные явно огорчаются, когда видят останки своих сородичей). «Мы находимся на переломном этапе развития, идет мировоззренческий слом, – считает ведущая цикла, профессор Санкт-Петербургского университета Татьяна Черниговская. – Мы так много знаем про животных, и мы так много, совершенно неожиданного и невероятного узнаем про себя самих, что настал момент, когда мы должны остановиться, и в очередное зеркало поглядеться, и посмотреть, кто же мы такие?».
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 480x360
rocknroll
  • Сообщений: 392
16 March 2014 17:48
Каз: преодолевая виртуальный барьер

Главная тема этого фильма — увлеченность и творческий порыв Кадзунори Ямаути, стоявшего за рождением серии Gran Turismo и ее 15-летним развитием. В фильме раскрывается его постоянное стремление изменить себя, не упустить ничего из прошлых достижений и выйти за границы виртуального мира в погоне за совершенством.
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 980x450
rocknroll
  • Сообщений: 392
18 March 2014 02:05
Как мозг воспринимает дизайн автомобилей
Еще Леонардо Да Винчи заметил, что человеческий глаз может разглядеть очертания лица почти в любом объекте: облаке, дереве, овоще.

Объяснение здесь простое: наш мозг оптимизирован под распознавание лиц. Производители автомобилей знают об этом и, как могут, используют. Поскольку выражение лица ассоциируется с эмоциями, машинам часто придают то улыбающийся, то агрессивный вид. Исследование австрийских ученых выявило, что мы не просто ассоциируем переднюю часть автомобилей с лицами, мы даже анализируем «лица» машин точно так же. Сначала смотрим в глаза (фары), потом на нос (радиаторную решетку), затем перемещаем взгляд на уровень бампера (рот).

Клотер Рапай в книге «Культурный код» рассказывает, как Chrysler в середине 90-х пригласили его консультантом и спросили, как поднять продажи Jeep Wrangler. Первым делом Рапай посоветовал вернуться к круглым фарам: «Джип ассоциируется с лошадью, а у лошади глаза круглые». Chrysler вняли совету, и продажи сразу же выросли.
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 500x409
Ярик Смешарик
16 November 2016 09:04
Еще не дочитал, но весьма увлекательно. Легкое чтиво.
Мелехов ильЯ
  • Сообщений: 642
30 March 2015 06:16
Две новые мега-Дизайнерские книжки по основам автодизайна (сборники сразу обо всём), НО на немецком языке. Вот что надо переводить кафедрам в качестве основного учебника (кроме "эскизирования") на младших курсах на русский язык. Качество — электронное/вектор. Кто найдёт аналог на английском — делитесь!

2007 Braess, Sieffert — Automobildesign und Technik (DE)
https://yadi.sk/d/VhaE5wyhfb7Mh
Известные мэтры об известном. Получилось круто — правда, эксклюзивного мало (для тех, кто следит, кто впервые автомобили смотрит — всё лучшее в 1 книге). Собственноручно всю рекламу выпилил из PDF.

2014 Seeger — Basiswissen Transportation-Design (DE)
https://yadi.sk/d/DfPzbk2YfbBpU
Монография. Похоже, дядька (чем-то Льва Георгиевича напомнил и лицом, и отношением) на Мерседесе работал — много эксклюзивных картинок плохого аналогового качества довагонирского периода)))) И под конец от его "перспективных пилюлин" подташнивает немного (он их и на обложку вынес — видимо гордится)))))... Послабее чем выше, а вообще — глобально.
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 732x1024
Увеличить: 717x1024
rengised
  • Сообщений: 6929
  • Статус: Любители
22 February 2016 12:12
Bauhaus – влиятельная художественная школа, существовавшая в Германии с 1919 по 1933 год.
Издания данного учебного заведения теперь можно скачать бесплатно в PDF-формате.

"В 1919 году немецкий архитектор Вальтер Гропиус (Walter Gropius) основал Баухауз (Bauhaus) – высшую школу строительства и художественной архитектуры. Баухауз определила модернистский дизайн и коренным образом изменила отношение людей к повседневным предметам. Гропиус писал в своем манифесте Государственной программы Веймара (Programm des Staatlichen Bauhauses Weimar): «Нет существенной разницы между художником и ремесленником».
Его новая школа привлекла художников Пауля Клее (Paul Klee), Ласло Мохой-Надь (László Moholy-Nagy), Йозефа Альберса (Josef Albers) и Василия Кандинского (Wassily Kandinsky), чтобы стереть многовековую грань между прикладным и изобразительным искусством.
Баухауз-архитектура подвергла пескоструйной обработке богатые процветающие здания 20 века. Дизайнер Марсель Брейер (Marcel Breuer) переосмыслил классическое кресло, создав его из трубчатой стали. Герберт Байер (Herbert Bayer) изобрел и модернизировал графический дизайн, сосредоточив внимание на визуальной четкости (наглядности). Гунта Штёльцль (Gunta Stölzl), Марианна Брандт (Marianne Brandt) и Кристиан Делл (Christian Dell) радикально переделали ткани и чайники.

Сегодня получение одного из баухауз-чайников или оригинала манифеста Гропиуса стоит целое состояние. К счастью для дизайнеров-ботаников, знатоков типографии и любителей архитектуры во всем мире люди из Моноскопа (Monoskop) разместили в Интернете целый набор изданий легендарной школы."
Нажмите здесь, чтобы выбрать отдельные произведения, или здесь, чтобы получить их все."
Автор текста — Алексей Клёсов
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 820x791
rengised
  • Сообщений: 6929
  • Статус: Любители
06 March 2016 19:30
"АВТОМОБИЛЬНЫЙ АРХИВНЫЙ ФОНД (ААФ) представляет собой единственный в мире частный технический архив автомобильного и иного транспорта, который был объединён группой коллекционеров в один условный архив. В фонде представлена коллекция чертежей, книг, документов, фотографий и других материалов, связанных с ретроавтомобилями и коллекционной техникой. Помимо собственных собраний, в нашей базе находится информация о редких материалах которыми располагают партнеры фонда из России и других стран."
Сайт проекта
Читайте также на Facebook

p.s. На нижнем фото — кузов от французской фирмы Gregoire. Фирма просуществовала с 1902 по 1924 год.
Прикрепленные картинки:
Увеличить: 1280x757, 1775x1050
Увеличить: 1280x876, 1364x934